ТЕМА 8. КОНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ РАЗНООБРАЗИЕ

Ни одного человека нельзя охарактеризовать,
описав его телосложение, физиологию и поведение.
Скорее, любой человек - это история телосложений,
физиологии и поведения, история, которая начинается
в момент зачатия и кончается только после смерти…
Поэтому правильное описание любого данного человека
- это не просто отдельная его черта и даже не набор черт,
а их комплекс в особой временной последовательности,
в истории развития.
Р. Левонтин (Левонтин Р., 1993)

8.1. Понятие о конституции человека

Слово "конституция" знакомо всем. Однако в биологии человека под этим термином понимается отнюдь не неприкосновенный государственный закон.
     В предыдущих разделах мы рассмотрели самые различные аспекты изменчивости человека. Существует еще один: внутри любой человеческой популяции можно найти людей высоких и низких, толстых и худых, коренастых и сухопарых. Речь идет о телосложении, которое в свою очередь является всего лишь наиболее очевидным для нашего восприятия проявлением комплекса индивидуальных морфо-функциональных особенностей индивида. Комплекс подобных индивидуальных характеристик человека называется конституцией.
     Учение о конституции, или конституционология, является одной из наиболее запутанных проблем антропологии. Как мы уже неоднократно отмечали, это вызвано отчасти разным пониманием самого термина "конституция" и трансформацией его содержания в развитии данной области антропологии. В дословном переводе латинское слово constitutio означает состояние, сложение или свойство.
     Часто конституцию понимают как синоним телосложения. Это отчасти так, но само телосложение является лишь одной из сторон конституции человека - ее внешним морфологическим проявлением. Другая, не столь очевидная, но очень даже ощутимая ее сторона проявляется в здоровье индивида, его устойчивости к условиям внешней среды, способности "приноравливаться" к их изменениям и колебаниям. Проявляется она и в некоторых психических особенностях. Этот - функциональный - аспект конституции не менее, а возможно, и более важен, чем ее более привычное внешнее проявление.
     В процессе роста и развития люди по разному реагируют на изменение окружающих условий - природно-климатических и социальных факторов.

Именно эта мера способности к адекватной реакции на изменения внешних условий в процессе роста и развития организма называется конституцией в самом общем понимании.
     Вместе с этим, как и любое другое биологическое явление, конституцию удобно рассматривать в ее отдельных проявлениях - аспектах. В связи с этим обычно разделяют понятия об общей конституции и о частных конституциях.
     Под общей конституцией понимается интегральная характеристика организма человека, его "суммарное" свойство определенным образом реагировать на средовые воздействия, не нарушая при этом связи отдельных признаков организма как целого. Это качественная характеристика всех индивидуальных особенностей субъекта, генетически закрепленных и способных меняться в процессе роста и развития под воздействием факторов среды.
     Общая конституция обуславливает многие физические, физиологические и психические свойства личности, но они могут изменяться в зависимости от условий развития (Русалов, 1979).
     Под частной конституцией понимаются отдельные морфологические и (или) функциональные комплексы организма, способствующие его благополучному существованию. В это понятие входят габитус, соматический тип, тип телосложения, особенности функционирования гуморальной и эндокринной систем, показатели обменных процессов и др.
     Не спорим, оба определения (общей и частной конституции) достаточно пространны и расплывчаты. Однако к ним необходимо добавить еще одну формулировку, также весьма "туманную": конституция является стабильной комплексной биологической характеристикой организма, по сути - специфической нормой реакции организма и входящих в него систем, отражающей модификацию индивидуального генотипа под влиянием факторов среды. Суть понятия, таким образом, довольно близка к определению фенотипа.
     Нам остается лишь надеяться, что ближе к концу этой темы предложенное определение станет для Вас чем-то более ощутимым, чем просто набор терминов (см. Хрестом. 8.1).
     Конституциональные признаки рассматриваются как комплекс - то есть характеризуются функциональным единством.

8.2. Компоненты тела

8.2.1. Понятие о компонентах тела

С точки зрения морфологии любой организм можно представить как "набор" ряда компонентов тела, имеющих неодинаковое значение для жизнедеятельности в разных условиях среды. В целях конституционологии удобно разделение сомы на три таких достаточно условных компонента: жирового, мышечного и костного.
     Жировой компонент имеет существенное значение для энергетического обеспечения жизнедеятельности. Слой подкожного жира прекрасно сохраняет тепло и, кроме того, является "аккумулятором" энергии. В приближенных к "естественным" условиях жизни жировой компонент обычно не очень велик - жир расходуется на энергетические нужды примерно с той же скоростью, что и накапливается. В "комфортных" условиях (например, у жителей современных городов) этот баланс часто нарушается, что приводит к избыточному или, напротив, недостаточному накоплению жирового компонента.
     Мышечный компонент сомы также имеет энергетическое значение - при движениях выделяется немало тепла. Мышечная масса является неплохим показателем двигательной активности человека, определяет запас физических сил и дает прямое преимущество для выживания в условиях естественной (природной) среды. В условиях же современной цивилизации повышенное, либо пониженное развитие мышечного компонента часто играет также и очевидную психологическую роль - влияет на самооценку индивида и оценку его окружающими.
     Костный компонент - основной показатель развития опорно-двигательного аппарата. Его развитие связано с величиной, длительностью и регулярностью физических нагрузок, испытываемых индивидом. Массивность скелета свидетельствует о физической силе и здоровье. С другой стороны, в контексте длящегося уже тысячелетия процесса грацилизации развитие костного компонента иногда оценивается окружающими с довольно критических позиций - как архаичный признак. В конституционологии костный компонент привлекается чаще как дополнительный критерий: костная ткань является намного более инертной, по сравнению с мышечной и жировой, и она не столь очевидно отражает здоровье человека.


8.2.2. Способы определение компонентов тела

Определение состава тела может производиться разными методами. Проще и точнее всего - классическое анатомическое определение - работа с трупом. Исследования такого рода, безусловно, важны для установления средних соотношений компонентов тела и определения констант, входящих в ряд морфологических формул.
     Однако ясно, что это дело совершенно не устраивает антропологов. Поэтому были разработаны многочисленные методы бесконтактного определения компонентов тела с помощью рентгена, ультразвука, радиоактивных элементов, биохимического анализа выдыхаемого воздуха и многих других. Впрочем, и эти методы довольно трудоемки и требуют наличия сложного оборудования, которого в распоряжении исследователей обычно нет.
     Harrison G.A., Tanner J.M., Pilbeam D.R., Baker P.T. Human Bilology (3-d edition). Oxford. 1992.Можно поступить иначе - использовать дискретные описательные шкалы степени жироотложения и развития мускулатуры, включающие три основные градации: слабое (1), среднее (2) и сильное (3) развитие. Любой индивид может быть легко "описан" при помощи трех цифр. Конечно, важно помнить, что при таком определении оценка должна производиться в мировом масштабе изменчивости, а не внутригрупповом. Иначе данные разных исследований невозможно будет сопоставить. Например, сильная степень жироотложения, взятая в масштабе группы бегунов-стайеров, вряд ли будет соответствовать хотя бы наименьшей градации в масштабе борцов сумо. Если не проводится какое-то специальное исследование (внутри таких групп), оценивать их надо по единой мировой шкале. Тогда наверняка все "стайеры" будут иметь первый балл жироотложения, а борцы сумо - третий. То же касается и мышечного развития. Совершенно очевидно, что при всей простоте такого подхода количество возможных дискретных комбинаций выраженности признаков не исчерпывает реально присутствующей изменчивости - большинство индивидов попадут в центральную Х-зону распределения.
     В связи с этим были разработаны схемы определения состава тела с помощью измерений (антропометрия) и словесного описания (антропоскопия). Зная закономерности корреляции признаков, можно, измерив небольшое количество параметров человека, по специальным формулам достаточно точно определить все три компонента тела, а также их соотношения между собой. Наиболее известны формулы, разработанные еще в 1921 г. чешским антропологом Я. Матейка.
     При таком анализе необходимо учитывать взаимную скоррелированность компонентов тела, сделав это при помощи антропометрических измерений, либо на основании анализа рентгенограмм, например, как это было сделано по рентгенограммам плеча, бедра и голени 166 молодых женщин и 125 молодых мужчин Дж. Тэннером (Harrison J. et al, 1992. P. 418) (табл. 8.1).

Таблица 8.1. Средние коэффициенты корреляции между толщиной подкожного жирового слоя, мышц и кости по трем измерениям
Признак Пол Жир Мышцы Кость
Жир женщины
мужчины
0.66
0.75
-
-
-
-
Мышцы женщины
мужчины
0.09
0.08
0.43
0.49
-
-
Кость женщины
мужчины
0.09
0.07
0.13
0.09
0.37
0.48

Все три измерения одной и той же ткани (на плече, бедре и голени) характеризуются положительной корреляцией друг с другом, но слабо связаны с другими тканями. Так, толщина подкожного жирового слоя на голени высоко коррелирует с толщиной жира на бедре и плече (0,66 для женщин и 0,75 для мужчин), но она слабо связана с развитием мышечного и костного компонента на голени или другой части тела (коэффициенты корреляции от 0,07 до 0,09).
     Этот результат свидетельствует в пользу выделения трех компонентов тела как основных для целей конституционологии. Топография распределения этих компонентов является вторым вектором изменчивости.


8.2.3. Хорошего человека должно быть много?

Важно помнить, что слабое развитие какого-либо компонента не равнозначно плохому развитию. Если сегодня для большинства людей это очевидно в отношении жировой ткани, то в отношении мышечной системы стереотипы нашего восприятия выглядят иначе: лучше иметь больше мышц, да и костная система при этом будет хорошо развита. Однако мы уже говорили, что эстетические нормы не должны влиять на объективность знания, а такие понятия, как "хорошо", "плохо", "вредно" или "полезно" имеют весьма относительный характер, когда речь заходит о биологии человека. Это полностью справедливо и для конституциональных признаков. Так, исследования показывают, что люди с относительно умеренно развитой мышечной компонентой более выносливы к статическим физическим нагрузкам, большой температуре и влажности, равно как и к чрезмерной сухости. Объясняется это разницей энергетических затрат на поддержание мышечной массы у людей с ее малым и большим развитием. Именно мышечная масса наиболее энергоемка, что, в частности, выражается в большем кислородном питании этой ткани по сравнению с другими.
     Всюду важна мера, и в разных условиях преимущество получают разные варианты соотношения компонентов тела. Так, если в экваториальных условиях значительное развитие и жирового, и мышечного компонентов оказывается "вредным", то в Арктике они необходимы своим обладателям.
     Изменчивость соотношения компонентов тела зависит от множества факторов. Наиболее очевидные различия связаны с закономерностями возрастных процессов и явлением полового диморфизма.


8.2.4. Возрастная изменчивость компонентов тела

У детей относительное развитие костного и мышечного компонентов уступает жировому. Сами жировые складки резко увеличиваются в течение первого года жизни, далее следует падение общей скорости роста жироотложения при соблюдении отмеченных ранее закономерностей ростовой кривой - "пиков" и "провалов". Так у европеоидных мальчиков минимальные значения жироотложения на задней поверхности плеча наблюдаются в возрасте 8 лет, затем кривая достигает пика в 12-12,5 лет, а в дальнейшем наблюдается ее падение. У девочек наименьшие показатели роста жироотложения приходятся на 7 лет, однако далее следует подъем кривой роста, продолжающийся практически до 17 лет. Общий жир у мальчиков с 8 до 16 лет увеличивается с 3,8 до 8,9 кг, а у девочек во всех возрастных группах превосходит соответствующие значения (Морфология человека, 1990. С. 84).
     С возрастом соотношения компонентов тела меняются. Примерно к 20-30 годам (относительно стабильный период онтогенеза) люди имеют наиболее развитую мускулатуру. Далее обычно происходит относительное уменьшение мышечного компонента, причем наиболее возможны два основных варианта изменений: в одном случае это снижение происходит за счет увеличения жирового компонента, а в другом - за счет костного. В последнем случае в абсолютном выражении костная ткань также уменьшается, но возрастает относительно. Особенно ярко эти изменения проявляются после 50-60 лет, когда начинает снижаться и жировой компонент, даже если ранее он был весьма развит.
     Существенно изменяется с возрастом не только количественное соотношение компонентов сомы, но и их распределение по телу. Например, жироотложение у детей развито преимущественно на лице, руках и ногах и довольно равномерно покрывает туловище. К старости жировая ткань накапливается преимущественно в нижних отделах лица и корпуса, причем количество подкожного жира снижается и увеличивается объем жира внутри брюшной полости.
     В зрелом возрасте распределение жироотложения варьирует, причем закономерности этой вариации принципиально отличны для мужчин и женщин.


8.2.5. Половые различия и изменчивость компонентов тела

Впрочем, оба типа являются обычными вероятностными характеристиками - они встречаются и у мужчин, и у женщин, но с разной частотой. Заметим, что "типичный" женский вариант жироотложения сочетается с максимальным уровнем секреции женских половых гормонов. Андроидный тип у женщин связан с повышенной частотой метаболических нарушений, то есть является своеобразным фактором риска (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999. С. 179).
     Топография жироотложения у женщин более сложна, чем у мужчин. Б. Шкерли разработал особую конституциональную типологию жироотложения у женщин (Skerly B. et al., 1953). Он выделял три группы типов - рядов, или векторов, изменчивости. Первая содержит типы с равномерным распределением жироотложения: слабым (L - лептосомный ювенильный вариант), средним (N - нормальный тип) и избыточным (R - рубенсовский тип). Второй и третий векторы описывают различные варианты неравномерного жироотложения: S - жироотложение в верхней части туловища (грудной тип), I - в нижней части туловища, Tr - на туловище, Ex - на конечностях, субтрохантерный тип - жир на бедрах ниже гребня таза, рейтузный - жир на нижней части бедер и голенях, тазово-бедренный - жир распространен преимущественно от талии до колена. Типы схемы Б. Шкерли могут сочетаться - развитие жира и его распределение по телу может быть описано показателями от одного до трех.
     Значительные половые различия имеются и в распределении костного компонента. У мужчин ширина плеч обычно значительно превосходит ширину таза, а у женщин из-за большего отложения жира на бедрах таз кажется более широким, чем плечи. По сравнению с мужчинами, у женщин руки и ноги выглядят короче относительно длины туловища. У женщин относительно длиннее живот и менее развита в длину и ширину грудная клетка. Наконец, у женщин сильнее выражен поясничный лордоз и меньше толщина стенок длинных костей скелета.
     Здесь мы вплотную подходим к изменчивости типов телосложения или соматотипа. Изучение этого аспекта морфологической изменчивости составляет особый, наиболее разработанный раздел конституционологии (см. Хрестом. 8.2).


8.3. Конституциональные схемы

8.3.1. Конструирование конституции

Бывает много (очень много!) конституций хороших и… разных.
     Разработке конституциональных схем посвящена работа огромного числа антропологов, медиков и психологов. Среди них Г. Виола, Л. Мануврие, К. Сиго, И.Б. Галант, В.Г. Штефко и А.Д. Островский, Э. Кречмер, В.В. Бунак, У. Шелдон, Б. Хит и Л. Картер, В.П. Чтецов, М.И. Уткина и Н.Ю. Лутовинова, В.Е. Дерябин и многие другие.
     Возникает вопрос: почему же этих схем так много, ведь речь всегда идет об одном и том же - о выделении "реально существующих устойчивых типов" телосложения? Может быть, как раз в реальности их и нет? Ответ и прост и сложен одновременно: хотя основным определяемым показателем во всех схемах является телосложение, авторы по-разному понимают его значение в обеспечении жизнеспособности организма, используют разные системы признаков и различно оценивают уровень их связей с физиологическими показателями. Наконец, авторы стремятся к все более объективному описанию явления, учитывая недостатки ранее предложенных систем. Как же достигается эта "объективность"?
     Прежде всего, выделенные конституциональные типы должны отвечать реально существующим закономерностям морфологической изменчивости в группах человека, то есть фиксировать устойчивые комплексы сочетаний признаков, исходя из представлений об их морфофункциональных связях и корреляциях, а также возрастных закономерностей и генетических данных.
     Конституциональная схема представляет своеобразную систему координат (из 2-х, 3-х и более осей изменчивости), в которой должны найти свое место прежде всего наиболее типичные (нормальные) из возможных вариантов сочетания признаков. Но лучше, если схема будет максимально описывать всю изменчивость. Проблема заключается как всегда в том, какое "место" этого координатного пространства мы будем считать нулевой точкой отсчета. Вспомните о бегунах-стайерах и борцах сумо: если мы захотим описать морфологическую изменчивость при помощи всего трех типов, то бегуны и сумоисты составят ее два крайних варианта, а подавляющее число других людей (скорее всего, и нас с Вами) попадут в одну среднюю "нормальную" группу. Но ведь и между этими людьми существуют колоссальные морфологические отличия, и между нами они также есть. Значительная доля изменчивости при таком подходе остается неописанной.
     Проблема эта - корректное описание непрерывности изменчивости при помощи поиска объективных дискретных комплексов признаков - для Вас уже не нова. Она напоминает ситуацию, рассмотренную нами при описании расового разнообразия, вопросов этнической антропологии, проблем таксономии рода Homo и др.
     Решением этой проблемы и заняты авторы разных конституциональных систем. В общем виде эти предложения сводятся к использованию мирового масштаба для построения шкалы изменчивости признаков, либо к применению открытой со всех сторон шкалы.
     Конституциональные схемы разделяются на нормальные (собственно антропологические) и специальные - разработанные для специфических прикладных целей (например, для диагностики ярко выраженных патологий, в спорте, для качественного профессионального отбора и т.п.).
     Конституциональные схемы основываются на антропоскопии (описании признаков), антропометрии (измерении признаков) или могут сочетать оба этих принципа.
     Наконец, конституциональная схема должна учитывать особенности изменчивости, связанные с факторами полового диморфизма и возрастной вариации.

8.3.2. Основа всего - координаты телосложения

Как всегда в антропологии, для мужчин и женщин чаще разрабатываются отдельные конституциональные схемы. Отдельные схемы предлагаются также для детей и подростков. Однако эта условность, необходимая для более качественной классификации отдельных индивидов разного пола и возраста, отнюдь не означает, что мы в каждом случае описываем организм с разных позиций. На самом деле конституциональные схемы очень похожи. Практически все они построены с использованием так называемых векторов, или координат, телосложения, представляющих собой обычный возрастающий ряд изменчивости отдельного признака (от малых его величин к большим) или комплекса признаков (например, компонентов тела или его общей формы).
     Из компонентов тела в схемах чаще используют развитие и топографию жировой и мышечной ткани, определяющих форму тела и лучше всего объясняющих морфофункциональный статус организма. На основе только этих двух показателей возможно построение нескольких осей абсолютной и относительной изменчивости.
     Другую важную координату представляет собой андро- и гинекоморфия, уже рассмотренная нами в общих чертах.
     Координата макро- и микросомии представляет собой ось абсолютных размеров тела. Люди бывают большие и маленькие, высокие и низкие, легкие и тяжелые. Макросомия соответствует крупным размерам, микросомия - малым. Хотя в характеристику макро- и микросомии в принципе могут входить любые антропометрические признаки, чаще определяется рост человека (правильнее говорить - длина тела), его вес и обхват груди, то есть т.н. тотальные размеры тела.
     Относительной, а не абсолютной характеристикой является координата узко- и широкосложенности, а также брахи- и долихоморфии. Люди могут иметь длинные ноги, при коротком туловище с узкими плечами и тазом (долихоморфия), а могут иметь длинное туловише с широкими плечами и тазом, при относительно коротких ногах (брахиморфия). Наиболее обычен средний - пропорциональный вариант (мезоморфия). При этом стоит отличать широкосложенность от полноты. Широкоплечий человек вполне может иметь слабо развитую жировую компоненту, а толстый человек - узкие плечи и таз. Обычно в понятие брахи- и долихоморфии вкладывают развитие именно поперечных размеров - ширины таза и плеч, но иногда учитывается и передне-заднее развитие грудной клетки и тазовой области (табл. 8.2).

Таблица 8.2. Характеристика пропорций тела по П.Н. Башкирову (Башкиров П.Н., 1962)
Тип пропорций Размеры тела, выраженные в процентах его длины
Длина туловища Длина ноги Длина руки Ширина плеч Ширина таза
Долихоморфный 29.5 55.0 46.5 21.5 16.0
Мезоморфный 31.0 53.0 44.5 23.0 16.5
Брахиморфный 33.5 51.0 42.5 24.5 17.5

Признаки лица и головы реже используются в конституционологии. Считается, что эти показатели в большей степени отражают другие аспекты изменчивости (например, расовый) и потому не могут использоваться при создании конституциональных схем. Однако есть и иная точка зрения: вне зависимости от расовой характеристики, внутри популяции всегда можно выделить устойчивые и повторяющиеся варианты строения лица и головы, которые будут взаимосвязаны с конституциональными признаками, и высоко с ними скоррелированы. Фактические данные показывают, что такая зависимость действительно есть. Связана она с действием общих законов роста и развития организма и общими тенденциями формообразования для черепа и остального скелета. Однако именно эта высокая связь с антропометрическими признаками тела делает использование параметров головы и лица в общей конституционологии малооправданным - они дают слишком мало независимой информации о взаимодействии организма со средой и потому могут использоваться только как дополнительные характеристики, в приложение к основным конституциональным признакам, или для определенных задач максимально полного описания морфологической вариации.
     Всевозможные сочетания этих и других векторов изменчивости позволяют описать практически весь возможный спектр индивидуальной вариабельности телосложения. Различия схем разных авторов объясняются приданием большего или меньшего значения тем или иным осям и связям морфологии человека с физиологическими процессами.
     Мы не ставим перед собой цели перечислить все схемы телосложения и конституции, созданные с первой половины XIX в. до наших дней. Многие из этих схем представляет в большей степени исторический интерес. Поговорим только о наиболее важных и чаще других применяемых на практике.


8.3.3. Схемы Г. Виола и Л. Мануврие (конституции по пропорциям тела)

Часть этих схем используются до сих пор отдельными антропологическими школами. Например, модификации системы итальянского врача Г. Виола применяются современными итальянскими и румынскими конституционологами (Viola G., 1936).

Таким образом, в противоположность нормальному типу со средним ростом и пропорциональным строением, по Г. Виола существуют два крайних: с преобладающим развитием конечностей (чрезмерно выраженный тип "взрослого") и с преобладающим развитием туловища (приближающийся в пропорциях к типу "ребенка").
     Близкий вариант классификации был предложен еще в конце XIX в. французским антропологом Л. Мануврие, различавшим среди населения Франции аналогичные типы пропорций по индексу скелии.

Таким образом, конституции Л. Мануврие соответствует вариантам строения, выделенным по координате брахи- и долихоморфии.
     Системы Л. Мануврие и, особенно, Г. Виола были в свое время положены в основу многих работ, посвященных морфологическому анализу, различиям в восприимчивости к болезням и, в меньшей степени, физиологическим и психологическим соотношениям у человека. Однако с точки зрения методики выделения реально существующих и устойчивых вариантов они были далеки от совершенства. Сомнение вызывает "точка отсчета" координат и исключительный акцент на использовании индексов.


8.3.4. Схема телосложения К. Сиго (все определяет среда)

Идеи и подходы, применявшиеся для построения конституциональных схем, иногда выглядят весьма оригинально. Один из таких оригинальных подходов был воплощен в мужской конституциональной схеме К. Сиго, разработанной им и его учениками в 1914 г. (см.: Бунак В.В., 1941).
     Авторы предполагали, что за формирование телосложения целиком ответственны условия окружающей среды. Эти факторы воздействуют на индивида "через воздух, воду и землю". Длительное воздействие одних и тех же факторов усиливает проявление признаков соответствующего типа, а результат - особенности формы тела - может закрепляться наследственностью (т.о. идея в целом повторяет взгляды Ж.-Б. Ламарка).
     Если преобладающее воздействие оказывает воздушная среда, например, при переселении людей с равнины на высокогорье, то у человека, по К. Сиго, преимущественно развивается дыхательная система, и соответствующий ей респираторный тип телосложения.
     Жизнь человека в области с обилием животных и растительных ресурсов способствует преимущественному развитию пищеварительного тракта и соответствующего типа - дигестивного.
     Люди, живущие в неплодородных малонаселенных областях, по К. Сиго, вынуждены скитаться в поисках пропитания, что способствует развитию мышечного и скелетного компонентов тела. Такой тип Сиго назвал мускулярным.
     Наконец, люди, живущие в городе, с детства испытывают недостаток воздуха, солнца, движений и подвержены многочисленным раздражениям. Такие условия способствуют развитию церебрального конституционального типа (табл 3).

Таблица 8.3. Конституциональная схема К. Сиго
Фактор среды Тип Характеристика типа
Воздушная среда Респираторный Значительное развитии носа, щек, вообще среднего отдела лица. Лоб и нижняя часть лица развиты при этом незначительно.
Шея у людей респираторного типа длинная, с большим кадыком, рост высокий. Из мускулатуры сильно развита только дыхательная часть. Соответственно, грудная клетка очень большая, в отличие от брюшной полости. Руки и ноги довольно длинные, но не мускулистые.
Респираторный тип по Сиго развивается у людей в самом раннем возрасте и сохраняется в течении всей жизни. Внутри него Сиго выделял два варианта: один с прямым носом и широким лицом, брахикефальный, другой - с орлиным носом, узким лицом и долихокефальный. Здесь К. Сиго явно смешивал конституциональные и расовые признаки. Описанный им комплекс черт лица респираторного типа наиболее напоминает вариант индо-средиземноморской расы.
Обилие пищевых ресурсов Дигистивный В лице наиболее развита нижняя часть- углы нижней челюсти развернуты, рот широкий, а губы толстые, тогда как нос и лоб небольшие.
Шея короткая и жирная, в туловище преобладающим отделом является живот. Грудная клетка тоже широкая, но очень короткая и выдается вперед меньше, чем живот.Конечности человека дигестивного типа короткие, полные, со слабо развитыми мышцами.
Складывается этот вариант в раннем детстве.
Большая подвижность Мускулярный Голова сложена гармонично, ее три отдела - верхний, средний и нижний равны между собой по размерам. Лоб, нос и рот умеренных размеров.
Шея широкая, но длина может быть разной. В форме туловища выделяются широкие плечи, а мускульный рельеф хорошо развит. Кисти рук таких людей могут быть очень широкими. В целом, мускулярный тип соответствует идеалу красоты древних греков и является наиболее часто встречающимся.
По К. Сиго, он развивается у человека поздно, между 16 и 18 годами. Внутри типа Сиго выделил два варианта: короткий - отличается коренастостью, медленными движениями, некоторой неуклюжестью и длинный - более грациозный.
Нехватка ресурссов Церебральный Голова кажется непропорционально большой в сравнении с худым невысоким телом. Верхняя часть лица очень большая, с широким и высоким лбом, а нижняя - маленькая, отчего лицо кажется треугольным.
Тело людей церебрального типа маленькое, грудь плоская и узкая, конечности тонкие, с очень слабой мускулатурой.
Сложение такого типа заканчивается к концу периода полового созревания.

К. Сиго тесно связывал конституциональные типы с определенными профессиями. Так, респираторным типом обладают атлеты и мыслители, мускулярным в его коротком варианте - атлеты, грузчики, кузнецы и легкие кавалеристы, а в длинном - бегуны, гимнасты, альпинисты. Церебральный тип распространен среди философов и т.п. К. Сиго привел и примеры типов среди реальных исторических "персонажей" (например, к церебральному типу он отнес Д. Дидро, И. Канта, А. Ришелье).
     Схема К. Сиго не основана на какой-то определенной системе морфологических признаков, выглядит хаотичной и искусственной. Указанные в характеристике типов признаки в реально существующих группах населения встречаются в самых разных комбинациях (особенно это касается черт лица). Наконец, Сиго смешивал конституциональные признаки с расовыми, придавая им к тому же определенное социальное значение. Не выдерживают серьезной критики и основные исходные посылки построения схемы. Сложение конституциональных типов в ней объясняется исключительно влиянием среды, а генетический фактор практически полностью игнорируется (вспомните, что вкладывается в понятие конституции). Остается непонятным, почему в одной группе людей, живущей в одних условиях, можно найти разные конституциональные типы?


8.3.5. Схема Э. Кречмера (все определяет наследственность)

Прямо противоположных исходных принципов придерживался при создании своей схемы немецкий психиатр Э. Кречмер. Он считал, что наследственность, а не средовые факторы, является единственным источником морфологического разнообразия. Работа Э. Кречмера "Строение тела и характер" переиздается на многих языках мира, получая массу заслуженных восторженных и критических откликов со стороны психологов и антропологов (Кречмер Э., 1995).
     Надо заметить, что эта схема явилась основой для создания большинства позднейших классификаций. Под другими названиями, выделенные автором типы можно узнать во многих схемах, даже если принципы их построения отличаются. Очевидно, это - следствие отражения реального разнообразия, существующего среди людей и отмеченного Э. Кречмером в виде дискретных типов.

Наконец, важно, что выделение своих типов Э. Кречмер производил, руководя психиатрической клиникой. Его конституциональная схема имела конкретное практическое предназначение - предварительная диагностика психических патологий. Руководствуясь этим, автор обследовал пациентов своей клиники, а в качестве контрольной группы использовал санитаров. Он вполне справедливо считал, что на таком контингенте связи психических и конституциональных черт будут проявляться отчетливее. Вполне обоснованным при таком подходе выглядит и особое значение, придаваемое психиатром-практиком описанию головы и лица - именно их можно с одного взгляда оценить при первой встрече с потенциальным пациентом. Лицо, по Э. Кречмеру, является "визитной карточкой индивидуальной конституции".
     Кречмер выделил три основных конституциональных типа: лептосомный (или астенический), пикнический и атлетический (табл. 8.4). О психологическом аспекте этой классификации будет сказано несколько позже.

Таблица 8.4. Конституциональная схема Э. Кречмера
Тип Основные характеристики
Астенический или лептосомный Отличается узкосложенностью, которая проявляется во всех частях тела и видах тканей. Астеник имеет узкие плечи, таз, тощую шею, тонкие конечности. Благодаря такой вытянутости телосложения астеник кажется более высоким, чем он есть в действительности. Жировой и мышечный компонент развиты крайне слабо. Жироотложения у астеников практически нет. Кости также тонкие, но в относительном выражении оказываются преобладающим компонентом тела. Грудная клетка длинная, узкая и плоская, с острым надчревным углом (образованным нижними ребрами, сходящимися к грудине). Живот худой, впалый или плоский.
Лицо астеников также узкое и вытянутое, со слабым "убегающим" подбородком и выступающим носом. Э. Кречмер подробно описывал форму носа астеников, например, говорил о его узости, остром опущенном кончике, что в действительности является скорее расовым, а не конституциональным признаком.
Астенические особенности складываются в раннем детстве и остаются постоянными во всех возрастах. Ни в детстве, ни в старости астеники не проявляют склонности к накоплению жира или развитию мышц. Специфика этого типа, связанная с полом, проявляется в большей частоте низкорослости среди астеничных женщин.
Атлетический Характеризуется сильным развитием костного и мышечного компонентов.
Плечи широкие, грудная клетка широкая и выпуклая. Надчревный угол близок к прямому. Живот упругий, с выраженным рельефом мышц. В целом туловище расширяется кверху. Шея массивная, кажется еще массивнее из-за большого развития трапециевидной мышцы. Кости массивные и толстые, что обусловлено значительным развитием мышц. Руки несколько удлиненные, с большим мускульным рельефом. Рост таких людей по Кречмеру средний или выше среднего.
Лицо атлетов грубоватое, высокое, несколько угловатое, с выраженным костным рельефом. Сильно развиты надбровные дуги, скулы выступают, нижняя челюсть широкая с большим "волевым" подбородком. Нос крупный, притупленный.
Согласно Кречмеру, характерный комплекс атлетического типа складывается в период полового созревания, а после 25 лет становится еще отчетливее. Половая специфика типа проявляется в большем развитии жировой компоненты у женщин по сравнению с мужчинами.
Пикнический Характеризуется склонностью к жироотложению при относительно слабом развитии мышечного и костного компонента.
Грудь и живот пикника большие, широкие и объемистые. Шея короткая, толстая. Туловище, напротив, длинное. Грудная клетка выпуклая, заметно расширяется вниз, бочкообразная. Надчревный угол широкий. Живот толстый. Руки и ноги коротковатые, пухлые, со слабо развитой мускулатурой. Лицо пикников широкое, округлых форм, за счет обильного подкожного жира кажется уплощенным. Лоб широкий и выпуклый, нос средней величины, с прямой или вогнутой спинкой. Нижняя челюсть кажется шире за счет пухлых щек.
Пикнический тип, в отличие от астенического и атлетического, достигает полного развития только после 30 лет, хотя склонность к развитию этого типа проявляется намного раньше. Половые различия заключаются в несколько разном распределении жира на туловище: у мужчин оно концентрируется в основном на руках, плечах и, особенно, в области живота, а у женщин - на груди и на бедрах.



8.3.6. Конституциональные схемы В.В. Бунака (точность методики)

Похожей, но лишенной многих недостатков предыдущей схемы, является соматотипологическая классификация, разработанная В.В. Бунаком (Бунак В.В., 1941).
     Ее принципиальное отличие от схемы Кречмера заключается в жестком определении степени важности конституциональных признаков. Она построена по двум координатам телосложения - степени развития жироотложения и степени развития мускулатуры. Дополнительными признаками являются формы грудной клетки, брюшной области и спины. Схема В.В. Бунака предназначена для определения нормальной конституции у взрослых мужчин и неприменима к женщинам. Длина тела, костный компонент, а также признаки головы и лица в ней не учитываются.
     Сочетание двух координат позволяет рассмотреть три основных типа телосложения и четыре промежуточных. Промежуточные варианты сочетают в себе признаки основных типов. Они были выделены В.В. Бунаком, поскольку на практике очень часто выраженность положенных в основу схемы признаков не вполне отчетлива и признаки разных типов часто сочетаются друг с другом. Еще два типа телосложения автор выделил как неопределенные, хотя, по сути, они также являются промежуточными (табл. 8.5).

Таблица 8.5. Соматотипология В.В. Бунака (схема 1941 г.)
Типы Характеристики
Основные Грудной Определяется слабым развитием жироотложения и мускулатуры. Грудная клетка у мужчин этого типа плоская или впалая. Живот также впалый. Спина сутулая.
Мускульный Отличается средним развитием жировой компоненты и сильной рельефной мускулатурой. Грудная клетка имеет цилиндрическую форму. Живот прямой. Спина обычная или, реже, сутулая.
Брюшной Имеет повышенное развитие жирового слоя, тогда как мускулатура развита средне или слабо. Грудная клетка имеет коническую форму. Живот выпуклый. Спина может быть разной формы - обычная, прямая или сутулая.
Промежуточные Грудно-мускульного Похож на грудной тип, но грудная клетка не такая плоская, а мускулатура достаточно хорошо развита.
Мускульно-грудной Похож на мускульный тип, но отличается от него низкой степенью жироотложения и более уплощенной грудной клеткой.
Мускульно-брюшной Похож на мускульный тип, но отличается повышенной степенью жироотложения и более конической формой грудной клетки.
Брюшно-мускульный Похож на брюшной тип, но отличается достаточно хорошо развитой мускулатурой
Неопределенные Собственно неопределенные Любые другие типы телосложения, не вписывающиеся в представленную схему по сочетанию признаков. Например, грудно-брюшной (Г-Б) и брюшно-грудной (Б-Г) с признаками одновременно грудного и брюшного типов: слабое развитие мускулатуры, низкое жироотложение, при этом может быть характерен вздутый живот и цилиндрической формой грудная клетка.
Аномальные Широкий спектр аномальных типов телосложения, связываемых с определенной очевидной для исследователя патологией (например, дистрофия, диспластия, гипофизарное ожирение, гермафродитизм и прочие патологические варианты).

Представленная соматотипологическая схема В.В. Бунака является наиболее известной и часто используемой в работах отечественных антропологов. Обычно когда говорят о "конституции по Бунаку", подразумевается именно эта его система 1941 г. Однако В.В. Бунак разработал и ряд других схем.
     Например, более ранняя (т.н. схема 1937 г.) основана на соотношении ширины плеч и длины ноги и включает 9 вариантов (табл. 8.6). Добавление в нее таких признаков, как длина руки, ширина таза, соотношения сегментов конечностей позволяет выделить большое множество дополнительных вариантов.
     В другой т.н. "третьей" схеме В.В. Бунак учел взаимное развитие жироотложения и мускульного тонуса (по терминологии автора эти координаты соответствуют гипер- и гипотонии) (Бунак В.В., 1931). При дополнительном учете роста схема "разрастается" до 27 соматотипов (табл. 8.7).

Таблица 8.6. Конституциональная типология В.В. Бунака (по ширине плеч и длине ног, 1937 г.)
Признаки Длина ноги
малая средняя большая
Ширина плеч малая Арростоидный тип Гипогармоноидный тип Тейноидный тип
средняя Гипостифроидный тип Гармоноидный тип Паратейноидный тип
большая Стифроидный тип Парагармоноидный тип Гигантоидный тип
Таблица 8.7. Соматотипология В.В. Бунака (3-я схема, 1931 г.)
Признаки Мускульный тонус
слабый средний сильный
Жироотложение малое Гипотонический тип(ослабленный грудной) Олиготонический мускулярный тип(грудной) Гетеротонический мускулярный(мускульно-грудной)
среднее Олиготонический нутритивный тип(грудно-брюшной) Мезотонический тип(грудно-мускульный) Архитонический мускулярный тип(мускульный)
сильное Гетеротонический нутритивный тип(брюшно-мускульный) Архитонический нутритивный тип(брюшной) Гипертонический тип(мускульно-брюшной)

Схемы В.В. Бунака имеют одно важное свойство - они позволяет достаточно полно и с методической точки зрения вполне корректно описать непрерывную изменчивость телосложения мужчин в виде небольшого числа унифицированных дискретных типов. Однако некоторая и, возможно, существенная доля информации при этом все же теряется: на практике до 30% обследуемых классифицируются как "неопределенный тип".


8.3.7. Женская конституция по И.Б. Галанту

Схемы, специально предназначенные для описания конституции женщин, разрабатывались неоднократно.
     Наиболее применяемой из них, пожалуй, является схема И.Б. Галанта. Автор выделил три группы типов, различающиеся не только морфологическими, но и психофизиологическими особенностями (Галант И.Б., 1927). Однако характеристику последних он не представил.

Таблица 8.8. Женская конституциональная схема И.Б. Галанта
Группы Типы Характеристика типов
Лептосомные(Узкосложенные) Астенический Тело астеничек худое, с узкой, длинной и плоской грудной клеткой, узкими плечами и бедрами, сутулыми плечами, впалым животом. Руки и ноги тощие, при смыкании ног - между бедрами остается свободное пространство. Мускулатура и жировая ткань развиты очень слабо.
Согласно оригинальному описанию Галанта, рост астеничек невысокий, однако в действительности высокий рост встречается чаще, чем низкий.
Типичные черты лица - узость, бледность, сухость, угловатость, малые размеры подбородка.
Стеноплаcтический Отличается от астенического большей упитанностью. При этом пропорции тела почти такие же, но жировая и мышечная компоненты развиты значительнее.
На практике рост стенопластичек обычно средний или ниже среднего.
Иногда для наглядного описания стенопластического типа указывают, что это тип Венеры Милосской.
Мезосомные(средне- и широкосложенные) Мезопластический Фигура такой женщины имеет коренастые пропорции, широкие плечи и таз. Костная и мускульная компоненты развиты значительно, но не чрезмерно. Жировая компонента развита также умеренно.
Рост мезопластичек обычно средний. Для описания этого типа применяют описание - "женщина-работница".
Лицо мезопластичек, согласно Галанту, округленное, широкое, особенно в средней части, с несколько уменьшенной нижней челюстью.
Пикнический Отличается прежде всего повышенным жироотложением. Конечности, кажутся укороченными из-за большой толщины. Туловище полное, с укороченной шеей, широкими округлыми плечами, цилиндрической грудной клеткой, выпуклым животом, широким тазом. Ноги толстые, бедра сомкнуты.
Рост пикничек обычно средний или ниже среднего.
Голова и лицо пикничек округленные.
Мегалосомные(массивность сложения) Субатлетический Похож на стенопластический, но заметно отличается высоким ростом, лучшим развитием мускулатуры, атлетическими пропорциями при сохранении женственности.
Тип часто встречается среди фотомоделей.
Атлетический Прежде всего эти женщины характеризуются очень мощным скелетом и сильной мускулатурой. Жировая компонента, напротив, развита очень слабо.
Пропорции атлетичек больше напоминают мужские - широкие плечи, выпуклая грудная клетка, узкий таз, крупная нижняя челюсть.
Тип чаще встречается среди профессиональных спортсменок.
Эурипластический Сочетает признаки атлетического типа с повышенным жироотложением. У эурипластичек широкие плечи, большой рост и значительные отложения подкожного жира.
Наглядно описание эурипластического типа как "женщины-гренадерши".



8.3.8. Соматотипы детей и подростков по В.Б. Штефко и А.Д. Островскому

Отдельную научно-практическую проблему представляет определение конституциональных типов у детей и подростков. Как правило, применение к детям конституциональных схем, разработанных для взрослых, приводит к значительным ошибкам. Причины этого вполне понятны и объяснять их не требуется. Зарубежные исследователи применяют в этих целях схемы У. Шелдона и Б. Хит и Л. Картера.
     Отечественные конституционологи продолжают использовать намного более простую, но весьма практичную схему, разработанную В.Б. Штефко и А.Д. Островским (Штефко В.Б., Островский А.Д., 1929). Изначально она предназначалась для определения конституциональных типов как детей, так и взрослых, однако в настоящее время используется практически исключительно по отношению к детям. Было выделено множество вариантов сложения, включая нормальные, типы с задержками роста и развития и типы патологические. К нормальным было отнесено шесть конституциональных типов (табл. 8.9).

Таблица 8.9. Схема для детей и подростков В.Б. Штефко и А.Д. Островского
Тип Характеристика типа
Астеноидный дети со слабым развитием костного компонента, узкой грудной клеткой, острым надчревным углом, впалым животом, длинными тощими ногами.
Торакальный отличается от астеноидного значительным развитием грудной клетки в длину, объемистыми легкими, небольшим животом, крупным носом.
Абдоминальный он же называется "крестьянским", поскольку был очень распространен среди сельских популяций России на момент создания схемы. Дети этого типа имеют небольшую грудную клетку, умеренное развитие жирового слоя и при этом очень большой живот. В настоящее время такой тип встречается в основном у жителей Африки, Южной Америки и Юго-Восточной Азии. Объясняется его возникновение питанием преимущественно растительной пищей. Пищеварительный тракт при этом развивается значительно, а жир не накапливается, поскольку растительная пища очень низкокалорийна.
Мышечный дети с равномерно развитым туловищем, широкими прямыми плечами, развитой грудной клеткой, средним надчревным углом. Контуры мышц у детей мышечного типа выражены отчетливо. Лицо у них квадратной или округлой формы.
Дигестивный дети этого типа отличаются короткой шеей, короткой и широкой грудной клеткой, выпуклым животом. У детей дигестивного типа сильно развиты жировые складки, надчревный угол тупой. Лицо у них широкое в нижней части.
Неопределенный относятся дети, которых нельзя отнести ни к одному из прочих типов.



8.3.9. Конституции У. Шелдона (возможна ли непрерывная типология?)

Система, разработанная американским антропологом У. Шелдоном, еще более полно учитывает непрерывность изменчивости по сравнению со схемами В.В. Бунака и И.Б. Галанта. Он предложил оценивать конституцию человека по трем осям - векторам изменчивости. Эти векторы примерно соответствуют развитию зародышевых листков (эндо-, мезо- и эктодермы) из которых возникают соответственно внутренние органы, опорно-двигательный аппарат и покровы тела с нервной системой (Sheldon W., Tucker W., 1940).
     Таким образом, первая ось представляет характеристику эндоморфии, выраженную в жировом компоненте и развитии внутренних органов. По второй оси оценивается мезоморфия, или костно-мускульный компонент. Третья ось описывает эктоморфию - относительное развитие покровов тела и нервной системы.
     Степень выраженности признаков по трем названным векторам оценивается баллами от 1 (минимум) до 7 (максимум). Допустимо использование также и дробных показателей (например, 1,5 и т.п.). В результате каждый индивид может быть описан в виде трехзначного кода и находит свое четкое положение в системы координат (Х-Y-Z).
     Например, запись 7-1-1 соответствует крайней степени эндоморфии. Человек описанный такой комбинацией цифр обладает круглой головой, большим животом, очень слабой мускулатурой, у него слабые и вялые конечности с большим количеством жира на плечах и бедрах, тонкие кости запястья и предплечья; он обладает относительно крупными печенью, селезенкой, кишечником, а формой и расположением крупных легких и сердца он отличается по форме и расположению от представителей других крайних вариантов. Запись 1-7-1 соответствует крайней мезоморфии (человек с развитой мышечной и костной системами, практически без жира и со слабым развитием нервной системы), а 1-1-7 - крайнему варианту эктоморфии (человек с относительно большой поверхностью кожи и развитой нервной системой, очень худой, с очень слабой мускулатурой и тонкими костями).
     Исходя из практики применения своей схемы, У. Шелдон определил, что из теоретически возможных 343 комбинаций баллов в реальности встречаются только 76 (с учетом возможной дробности баллов, число потенциальных соматотипов стремится к бесконечности) (Sheldon W. et al., 1954). Описанные выше крайние варианты вообще не отмечены, а наиболее обычными, естественно, являются средние (нормальные) соматотипы (4-3-3, 3-4-4, 3-5-4 и т.п.). Обычно сумма трех баллов не бывает меньше 9, но и не превышает 12.
     Оценка баллов по схеме У. Шелдона производится при помощи комплекса достаточно кропотливых наблюдений: описания и измерения по фотографиям, расчета специальных показателей, при помощи сконструированных автором таблиц. Наиболее спорным моментом в этой хорошо разработанной системе, помимо чрезвычайной трудоемкости методики, является применение индексов, а также исходные представления о норме изменчивости (средних значениях векторов), положенной в основу расчета баллов.
     Для определения женского соматотипа по схеме У. Шелдона применяются те же категории и та же система координат, что и для мужчин, а это ведет к избытку эндоморфных типов и полному отсутствию баллов 6 и 7 по мезоморфному компоненту.
     Система У. Шелдона и ее модификации используются преимущественно в американской и английской антропологических школах. Независимо от ее теоретического обоснования, она достаточно удобна и информативна. О другой немаловажной и часто критикуемой стороне этой системы - связи типов телосложения с темпераментом - мы поговорим чуть позже (см. Хрестом. 8.3).


8.3.10. Система Б. Хит и Л. Картера (конституция как открытая система)

Развитие традиции У. Шелдона предложено в конституциональной системе Б. Хит и Л. Картера. Для оценки координат телосложения они предложили использовать открытую шкалу, начинающуюся с нуля и не имеющую верхнего предела (Heath B., Carter L., 1967). Соответственно, суммы баллов, при помощи которых описывается соматотип, может теоретически быть меньше 3 и больше 12. Метод основан на расчете стандартных уравнений множественной регрессии между соматотипом и антропометрическими размерами тела и призван более прямолинейно соотнести компоненты с такими удобными признаками, как длина тела, вес, толщина жировых складок и ширина кости. Используется также и весо-ростовой индекс.
     Б. Хит и Л. Картер полагали, что их "универсальный соматотипологический метод" позволяет описывать конституцию "людей всех национальностей и рас, любого возраста и пола". Само по себе это утверждение, видимо, недалеко от истины. Хотя преимущество методики по сравнению с той же схемой У. Шелдона вызывает большие сомнения.


8.3.11. Конституции по В.П. Чтецову, М.И. Уткиной и Н.Ю. Лутовиновой

Наиболее часто используемыми в исследованиях отечественных антропологов являются схемы В.В. Бунака и И.Б. Галанта. Они отличаются от большинства других простотой в использовании и более-менее адекватным отражением существующей изменчивости. Однако определение типов по этим схемам производится исключительно визуально, а значит, в большой степени зависит от квалификации исследователя. Для формализации методики В.П. Чтецовым, М.И. Уткиной и Н.Ю. Лутовиновой была предпринята попытка сделать основой соматической схемы антропологические измерения (Морфология человека, 1990. С. 96-105).
     Согласно этой схеме, множество антропологических измерений (24 признака для мужчин и 10 для женщин) по специальным таблицам преобразуются в баллы. Отдельно определяются баллы скелетного, мышечного и жирового компонентов, а для женщин - только костного и жирового. Потом по специальной сетке находится соответствующий конституциональный тип. Исходное определение значений баллов основано на уравнениях множественной регрессии (как и в системе Б. Хит и Л Картера).
     Для мужчин, в отличие от схемы В.В. Бунака, дополнительно выделены астенический и эурисомный типы. Астенический тип характеризуется минимальным развитием мышечного и жирового компонентов. Эурисомный тип, напротив, отличается максимальным развитием мышечного, костного и жирового компонентов.
     Для женщин, в дополнение к схеме И.Б. Галанта, выделены подварианты астенического типа - узко- и ширококостный, а также низкорослый эурипластический.
     Несмотря на то, что при создании схемы была поставлена цель простоты и доступности ее использования, в действительности ее применение достаточно трудоемко (см. Хрестом. 8.4).
     В настоящее время, с появлением мощных вычислительных машин, стали возможными намного более сложные вычисления с меньшими затратами усилий.


8.3.12. Система В.Е. Дерябина (апостериорный подход к описанию изменчивости)

До сих пор мы говорили о конституциях, состоящих иногда из большого, но все же конечного числа дискретных типов (исключениями можно считать только схему У. Шелдона и ее модификации). По ходу изложения тем учебника мы уже убедились, что сама по себе эта дискретность в большинстве случаев представляет собой методический прием, применяемый для того, чтобы исследуемое явление соответствовало специфике нашего восприятия. Сказанное не означает, что дискретных типов нет. Мы смогли их выделить в конституционологии, они хорошо применимы в практической работе, большинство представленных схем по сути посвящено описанию одних и тех же типов. Отличия же схем, как мы видим, заключаются в основном в методике исследования и разнице в выборе системы признаков - то есть субъективными причинами.
     Умеренная субъективность - вполне нормальное явление в науке, да и деваться ей в принципе некуда. И все же хотелось бы свести влияние этого фактора к минимуму.

"Конституционное пространство" открыто со всех сторон, поэтому любой человек может быть охарактеризован с его помощью - в него вписывается вся существующая конституциональная изменчивость. Практическое применение осуществляется путем вычисления 6-7 типологических показателей при помощи уравнений регрессии по 12-13 антропологическим измерениям. Регрессионные уравнения представлены для женщин и мужчин. По этим показателям находится точное место индивида в трехмерном пространстве конституциональной схемы.
     Аналогичный методический подход был успешно применен М.А. Негашевой для построения морфологической типологии строения лица (Негашева М.А., 1996). Основные полученные оси схемы описывают общую величину и особенности формы (соотношения отделов) лица. Устойчивые ассоциации связывают относительную узколицесть у мужчин грудного типа и широколицесть - у брюшного, округлое лицо у женщин пикнического типа и т.п.
     Как и система В.Е. Дерябина, классификация М.Н. Негашевой оказалась весьма устойчивой при проверке на различных этно-территориальных и расовых группах человека - выделенные закономерности мало зависят от фактора расы и связаны с более глубинными причинами (возможно, отражают явление биоморфоза).
     Важным свойством системы В.Е. Дерябина является возможность наглядного отображения непрерывности конституциональной изменчивости. Выделение отдельных типов в этой схеме предельно условно и производится в большей степени в целях удобства (надо же как-то ориентироваться в пространстве). Мы можем четко выделить крайние варианты телосложения и вариант широкой нормы. Наконец, полученная схема представляет собой открытую систему: по каждой в отдельности или сразу по всем представленным осям телосложения могут быть легко найдены статистические связи с любыми морфологическими, физиологическими, психологическими и другими признаками.


8.4. Функциональные (физиологические) аспекты

8.4.1. Биохимическая индивидуальность

Как можно заметить, недостатка в конституциональных схемах, описывающих телосложение, нет. Но в понятие конституции входит не только телосложение. Важнейшими ее аспектами являются физиологические процессы, происходящие в организме.
     Каждый человек индивидуален и обладает своей неповторимой внешностью, характером, судьбой. Однако есть и невидимая сторона этой индивидуальности, причем не менее "индивидуальная", чем ее внешние проявления.
     Речь идет о т.н. биохимической индивидуальности. Каждый человек обладает неповторимым генотипом, который в процессе роста и развития реализуется в фенотип под воздействием и во взаимодействии с неповторимым сочетанием факторов среды. Результат этого взаимодействия проявляется не только в многообразии признаков телосложения и других, рассмотренных нами. У каждого человека имеется свойственный только ему состав биологически-активных веществ и соединений - белков, ферментов и гормонов. Процентное соотношение этих веществ и их активность неповторимы у каждого человека, они меняется на протяжении жизни и демонстрирует разного рода цикличность. По масштабу изменчивости именно биохимическая индивидуальность является первичной, тогда как внешние проявления - представляют собой только слабое ее отражение.
     Концепция биохимической индивидуальности основывается на подобных данных об исключительном разнообразии биохимического статуса человека и роли этой особой стороны изменчивости в процессах жизнедеятельности организма в норме и при развитии различных патологий. Разработка проблемы во многом обязана деятельности школы американского биохимика Р. Уильямса (Уильямс Р., 1960), а в нашей стране - Е.Н. Хрисанфовой и ее учеников (Хрисанфова Е.Н., 1990).
     Биологически-активные вещества определяют многие аспекты жизнедеятельности человека - ритм сердечной деятельности, интенсивность пищеварения, устойчивость к определенным воздействиям внешней среды и даже настроение.

Наконец, была установлена гормональная основа разных типов конституции (см. Хрестом. 8.5).
     Так, многие функциональные и биохимические признаки более или менее отчетливо распределяются по координате макро- и микросомии, то есть связаны с тотальными размерами тела - это альбумины, кальций, калий, холестерин, глюкоза крови, креатинин мочи, мочевина и мочевая кислота, гемоглобин, количество эритроцитов, андрогены, соматотропин, инсулин, ЖЕЛ и многие другие. Обычно корреляции этих показателей с размерами тела невелики (от 0,1 до 0,6), причем с весом тела они значительно выше, чем с его длиной. Более отчетливые взаимосвязи проявляются с отдельными компонентами тела (например, корреляция между мускульной массой плеча и креатинином составляет 0,86) (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999. С. 190-191). Четко установлены: увеличение общего белка и азота мочевины у юношей мускульного типа, минимальный уровень общего белка и максимальная активность щелочной фосфатазы у астеноморфов и т.п. Реальную эндокринную основу имеет и координата узко-широкосложенности.
     Итак, связь биохимических признаков с морфологическими сложна: в некоторых случаях она кажется очевидной, в других - не вполне ясна. Биохимические признаки не только очень индивидуальны, но и крайне изменчивы внутри популяций. В отличие от признаков внешности, они отличаются у разных людей в десятки, а иногда и в сотни раз. Более того, некоторые физиологические изменения являются моментальными и необратимыми реакциями на изменение среды. Но связи эти существуют. Например, близка к прямой связь активности ростовых гормонов с длиной тела и половых гормонов - с выраженностью вторичных половых признаков и др. (см. Хрестом. 8.6).
     И все же "значительная часть морфофункциональных ассоциаций наиболее отчетлива в крайних вариантах, а некоторые корреляции обнаруживаются только в ситуациях стресса" (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999. С. 191).


8.4.2. Функциональная конституция

Представленная концепция разработана относительно недавно. Но и без такой мощной теоретической опоры, многие конституционологи строили свои схемы на основе не только внешних признаков человека, но и его функциональных (физиологических) характеристик. По таким показателям, как содержание холестерина в крови, активность различных рецепторов, функции гипофиза и щитовидной железы, уровни гормонов, можно различать людей не хуже, чем по чертам лица, а о здоровье и возможных рисках заболеваний эти признаки говорят намного больше.
     Некоторые авторы пытались построить свои конституциональные схемы на основе работы желез внутренней секреции. Примерами могут служить независимые работы Н.А. Белова и итальянского исследователя Н. Пенде. В них была предпринята попытка связать деятельность разных эндокринных желез с внешним обликом человека, его психическими, эмоциональными и личностными качествами.
     Впрочем, взаимосвязь всех этих признаков отнюдь не прямая. Н. Пенде взял за основу исследований типологию своего учителя Г. Виола (Пенде Н., 1930). Ему удалось выделить как минимум 8 типов телосложения, по которым можно было бы определять уровень эндокринной секреции (и наоборот). Но даже в крайних вариантах нормы, на большом количестве людей получить прямого соответствия, например, гиперактивности какой-либо эндокринной железы с резкой выраженностью морфологического конституционального типа не удается. Только в патологических случаях такая связь становится очевидной, общеизвестным примером чего может служить, например, базедова болезнь.
     Сложность построения функциональных схем конституции обусловлена крайней неоднородностью функциональных признаков. Например, в схеме 1927 г., разработанной М.В. Черноруцким для выделения астенического типа используются такие признаки, как капельная форма сердца, удлиненные большие легкие, низкое положение диафрагмы, короткий кишечник, а также пониженное артериальное давление, пониженная всасывающая способность кишечника, повышенный обмен веществ, низкое содержание холестерина и мочевой кислоты в крови, гиперфункция гипофиза и щитовидной железы и гипофункция надпочечников и половых желез (Бунак В.В., 1941). Для характеристики гиперстенического типа М.В. Черноруцкий привлек еще и такие признаки, как большие размеры желудка, склонность к ожирению, высокое содержание эритроцитов и гемоглобина в крови. Видно, что морфологические, хотя и невидимые снаружи признаки смешаны тут с функциональными. Последние же имеют совершенно разные уровни. Так, уровень обмена веществ, артериальное давление и функция гипофиза - как они в реальности связаны друг с другом? Можно ли объединять их в одной схеме только на основании того, что они функциональные, а не морфологические?
     Вернемся к концепции Е.Н. Хрисанфовой. Стремясь избежать подобной хаотичности, она исследовала уровни активности половых гормонов у подростков. Половые гормоны делятся на мужские - андрогены и женские - эстрогены. И те, и другие имеются и у мужчин, и у женщин, но в разных соотношениях. Активность андрогенов и эстрогенов для удобства условно можно разделить на три градации - слабая активность, промежуточная и сильная. Всего существует девять возможных сочетаний и, как показали исследования, все они встречаются в реальности. Однако, частота встречаемости разных вариантов далеко не одинакова. Так, наиболее обычен случай со средней активностью обоих гормонов, причем и у мужчин, и у женщин. Такие люди составляют от 40 до 50% всей популяции. Остальные варианты немногочисленны: реже всего встречаются женщины с сильной активностью андрогенов и слабой - эстрогенов.


8.4.3. Несколько слов о цикличности биохимических процессов

Особым свойством биохимических признаков, в отличие от морфологических, является значительная временная изменчивость. Морфологические признаки меняются во времени относительно медленно. Физиологические же признаки меняются не с годами, а в течение суток, часов и даже минут. Как же оперировать столь изменчивыми характеристиками?
     Как выяснилось в результате длительных исследований индивидуальной изменчивости физиологических признаков, она далеко не хаотична и обычно имеет циклическую форму. Наиболее изучены суточные ритмы секреции биохимических признаков - тестостерона, инсулина, соматотропина, кортизола и других гормонов. У каждого человека суточная активность гормонов весьма стабильна, но может отличаться от характера активности у другого человека.      Например, тестостерон мужчин может иметь три основных варианта суточной секреции. У большинства мужчин выявляется максимум секреции тестостерона в утренние и вечерние часы. Более редким вариантом является монотонная секреция с небольшими колебаниями уровня. Наиболее редко встречаются значительные колебания, происходящие по некоему очень индивидуальному типу. Были выделены и типы соотношений фракций эстрогенов у женщин.
     Существенно, что, несмотря на огромную межиндивидуальную изменчивость биохимических показателей, индивидуальный тип секреции каждого человека и ее уровень остаются удивительно постоянными. Таким образом, даже очень вариабельные физиологические признаки поддаются конституциональной типологизации. Но пока, несмотря на теоретическую и практическую подготовленность, такая работа не проведена.
     Наконец, важным свойством физиологических признаков является их тесная связь со здоровьем людей. Благодаря им возможна надежная диагностика многих заболеваний и рисков заболеваний, выявление потенциала здоровья человека.
     Биохимические признаки ассоциированы с психофизиологическими процессами. Так, повышенное содержание тестостерона приводит к вспыльчивости и агрессивности, эстрогенов - к миролюбивости и эмоциональности, эндорфинов - к ощущению счастья и т.п. Но, если психика связана с биохимией, а биохимия - с телосложением, может, телосложение связано с психикой?


8.5. Психологические аспекты

8.5.1. Возможна ли такая связь?

Людей всегда увлекала мысль научиться "читать по лицам", узнавать сущность человека по его внешности. Среди ученых и публики, начиная с 1790 г. и заканчивая второй половиной XIX в., было весьма популярным учение френологов, определявших характер людей по форме головы и расположению на ней "бугров-шишек". Еще ранее по форме лица, характерным особенностям ушей, носа, рта это научились делать физиономисты. Однако после некоторого периода моды на эти занятия возобладал научный взгляд на действительность. Хотя анатомические работы основателя френологии австрийца Ф. Галля явились одним из существенных шагов в вопросе локализации сенсорных (чувствительных) и моторных (двигательных) зон мозга, идея искать их по "шишкам" на голове быстро вышла из научного оборота.
     Последним ученым, всерьез занимавшимся близкой к френологии деятельностью, был Ч. Ломброзо. В конце XIX в. он изучал внешность преступников в итальянских тюрьмах. Ломброзо считал, что преступники характеризуются особыми чертами внешности. Во многом они соответствуют представлениям того времени о "доисторическом человеке". Это небольшой череп, маленькая покатая лобная кость с большими надбровными дугами, прогнатизм, большие сосцевидные отростки височной кости, большая тяжелая нижняя челюсть. Также, для преступников, согласно Ломброзо, типичны аномалии ушей, пониженная болевая чувствительность и повышенная острота зрения - в общем, перечень признаков, которые антрополог назвал бы архаичными. Однако, несмотря на довольно обширный контингент, исследованный Ч. Ломброзо, его выводы всегда вызывали законный скепсис других ученых. В любом случае, практическое применение его изысканий, безусловно, невозможно.


8.5.2. Взгляды Э. Кречмера

Более известны, популярны и заслуживают серьезного обсуждения работы немецкого психиатра Э. Кречмера. Его конституциональная схема уже была приведена нами ранее (см. также: Кречмер Э., 1995).
     Согласно автору, люди, страдающие маниакально-депрессивным психозом, имеют пикнический конституциональный тип. У них часто повышено жироотложение, фигура округлая, лицо широкое, словом, выражены все характерные для данного типа черты. Было даже подмечено, что у них рано образуется лысина.
     Прямо противоположный комплекс внешних признаков обычно имеется у больных шизофренией. В наибольшей степени он соответствует астеническому конституциональному типу. У них узкое тощее тело и шея, длинные конечности и узкое лицо. Иногда у людей с шизофренией ярко выражены нарушения гормонального статуса - мужчины евнухоидны, а женщины мускулинны. Реже среди таких больных встречаются атлеты. Также Э. Кречмер доказывал, что атлетический тип телосложения соответствует эпилептическим нарушениям.
     Автор выделил подобные взаимосвязи и для здоровых людей. Однако у здоровых людей они выражены намного слабее, поскольку представляют как бы середину изменчивости психики (норму). Больные же занимают крайнее положение в этом ряду. У здоровых людей тенденции к тому или иному "краю" выражаются в стабильном проявлении шизотимических или циклотимических черт характера или темперамента (сейчас мы скорее назвали бы это явление акцентуациями).
     Согласно Э. Кречмеру, психически здоровые пикники являются циклотимиками. У них как бы в скрытой и сглаженной форме проявляются черты, присущие больным маниакально-депрессивным психозом. Эти люди общительны, психологически открыты окружающим, жизнерадостны. Астеники же проявляют противоположный комплекс психических черт, и называются шизотимиками. Соответственно, у них есть склонность к чертам характера, напоминающим проявления шизофрении. Шизотимики необщительны, замкнуты, погружены в себя. Для них характерна скрытность и склонность к внутренним переживаниям. Люди атлетической конституции являются иксотимиками. Они неторопливы, спокойны, не очень рвутся к общению, но и не избегают его. В понимании Э. Кречмера, они наиболее приближаются к средней норме здоровья (см. Хрестом. 8.7).
     Кречмер даже привел список специальных дарований, присущих по его наблюдениям пикникам-циклотимикам и астеникам-шизотимикам (табл. 8.10).

Таблица 8.10. Психические особенности и дарования по Э. Кречмеру
Дарование Темперамент и конституциональный тип
Циклотимики - пикники Шизотимики - астеники
Поэты Реалисты, юмористы Патетики, романтики, художники формы
Исследователи Наглядно описывающие эмпирики Люди точной логики, системы, метафизики
Вожди Смелые борцы, ловкие организаторы, умелые посредники Чистые идеалисты, деспоты и фанатики, люди холодного расчета

Работы Э. Кречмера вызвали довольно большой научный и общественный резонанс. Различные исследования то подтверждали, то опровергали основные выводы Кречмера. Основными минусами его работы являются методические оплошности: использование в качестве "нормы" санитаров клиники абсолютно не отражает существующие в обществе морфологические и психические реалии, а число обследованных Кречмером людей слишком мало, поэтому выводы являются статистически недостоверными. В более тщательно проведенных исследованиях столь явных (однозначных) связей между психическими особенностями и признаками телосложения найдено не было.
     Однако видимо, некоторая тенденция к установлению связи между "строением тела и характером" все же есть, и ряд ученых приводит тому доказательства.


8.5.3. Работы У. Шелдона

Достаточно жесткие связи морфологии и темперамента были описаны в У. Шелдоном. Работа выполнена на ином методическом уровне и заслуживает большего доверия. При описании темперамента автор использовал не дискретный тип, а компоненты, подобно тому, как это было сделано в его конституциональной системе (Sheldon W., Stevens S., 1942). 50 признаков были разделены им на три категории, на основании которых У. Шелдон выделил три компонента темперемента, каждый из которых характеризовался 12 признаками. Каждый признак оценивался им по семибалльной шкале, а средний балл по 12 признакам определял весь компонент (аналогия с конституциональной системой здесь налицо). У. Шелдон определил три таких компонента темперамента - висцеротония, соматотония и церебротония. Обследовав таким образом 200 испытуемых, Шелдон сопоставил их с данными по соматотипам. При том, что отдельные соматические и "психические" признаки обнаружили слабую взаимосвязь, конституциональные типы демонстрировали высокую ассоциацию с определенными типами темперамента. Автор получил коэффициент корреляции порядка 0,8 между висцеротонией и эндоморфией, соматотонией и церебротонией, церебротонией и эктоморфией.
     Люди с висцеротоническим темпераментом отличаются расслабленностью движений, общительностью, во многом - психологической зависимостью от общественного мнения. Они открыты для окружающих в своих мыслях, чувствах и поступках. Они, чаще всего, по данным Шелдона, имеют эндоморфный конституциональный тип.
     Соматотонический темперамент характеризуется прежде всего энергичностью, некоторой холодностью в общении, склонностью к авантюрам. При достаточной общительности люди этого типа скрытны в своих чувствах и эмоциях. Шелдон получил значимую связь соматотонического темперамента с мезоморфным конституциональным типом.
     Продолжая тенденцию к уменьшению общительности, церебротонический темперамент отличается скрытностью в поступках и эмоциях, тягой к одиночеству, скованностью в общении с другими людьми. Согласно Шелдону, такие люди наиболее часто имеют эктоморфный конституциональный тип (табл. 8.11).

Таблица 8.11. Характеристики компонентов темперамента и соответствующих соматотипов по У. Шелдону
Висцеротония-эндоморфия Соматотония-мезоморфия Церебротония-эктоморфия
Расслабленность в осанке и движениях Уверенность в осанке и движениях Заторможенность в движениях, скованность в осанке
Любовь к комфорту Любовь к приключенииям Необщительность, социальная заторможенность
Жажда похвалы и одобрения Эмоциональная черствость Скрытность, эмоциональная сдержанность
Легкость в общении и выражении чувств, висцеротоническая экстраверсия Экстраверсия в поступках, но скрытность в чувствах и эмоциях, соматотоническая экстраверсия Скрытность в поступках и выражении чувств (церебротоническая интроверсия)
Общительность и легкость в состоянии опьянения Агрессивность и настойчивость в состоянии опьянения Устойчивость к действию алкоголя и других депрессантов
Тяга к людям в тяжелую минуту Тяга к действию в тяжелую минуту Тяга к одиночеству в тяжелую минуту
Ориентация к детству и семейным взаимоотношениям Ориентация к юношеской деятельности Ориентация к поздним периодам жизни

Данные У. Шелдона неоднократно проверялись другими исследователями. Например, Д.У. Фиске на большом количестве наблюдений опроверг существование какой-либо связи темперамента и конституционального типа.
     Другие исследователи доказывали вполне высокую степень этих ассоциаций (например, см.: Tanner J., 1956). Очевидно, связь эта существует, но имеет характер тенденции. Уверенное "предсказывание" черт характера на основе телосложения, а по характеру - соматотипа, пока выглядит не вполне корректным. Очевидно, тем не менее, что нашем мышлении существует стереотипный образ человека, связывающий воедино конституциональные черты и особенности поведения (см. Хрестом. 8.8).


8.5.4. Немного порассуждаем

Итак, существуют десятки, если не сотни исследований на тему связей различных психических процессов с типами телосложения. Доказывалось, например, что эктоморфы (они же астеники, они же люди грудного типа) менее общительны, более боязливы, недружны, невеселы, но имеют лучшую вкусовую чувствительность, лучше изучают языки, лучше читают и имеют больший запас слов. Мезоморфы (они же атлеты, они же люди мышечного типа) более активны, энергичны, имеют больший запас физических сил, имеют хорошую ориентацию в пространстве, но хуже учат языки и имеют меньший запас слов. Эндоморфы (они же пикники, они же люди брюшного типа) характеризуются прежде всего общительностью и веселостью, большим проявлением чувств, но намного менее выносливы, чем два других типа. Представляется вероятным, что наибольшая связь между телосложением и особенностями психической сферы проявляется в чертах поведения.
     В целом, как будто подтверждаются распространенные стереотипы веселого беззаботного толстяка, решительного и самоуверенного атлета и погруженного в свой мир "юноши бледного со взором горящим". Однако стоит напомнить, что эти связи не абсолютны, а имеют лишь характер тенденций. Во всяком случае - это так до тех пор, пока мы не получим новых серьезных аргументов "за" или "против".
     Было выдвинуто и немало обоснований для таких ассоциаций. Однако связь признаков может быть как прямой, так и обратной или даже опосредованной через третьи факторы. Отчего бы ни быть беззаботным человеку, если он имеет полноценное и даже избыточное питание? И не будет ли у него при этом накапливаться подкожный жир? Действительно, атлетически сложенный человек более активен и уверен в себе потому, что у него больше запас энергии и действуют внутренние биохимические связи, обуславливающие развитие мышц, с одной стороны, и влияющие на мозг - с другой? Или это оттого, что он просто физически силен и к нему соответствующим образом относятся окружающие? А человек со слабой мускулатурой, довольно невзрачно выглядящий, не будет ли осторожнее в общении со своими более мускулистыми сородичами? Не станет ли он держаться немножко в стороне от них просто из чувства самосохранения?
     При оценке исследований, подобных вышеприведенным, всегда стоит проверять, на каких материалах основаны выводы. Часто значительные связи обнаруживаются, когда число наблюдений оказывается очень малым или исследованный контингент имеет какую-либо особенную специфику. Например, практически все подобные работы проводились на европейцах и американцах. А как же тогда сопоставить с мнением о необщительности астеников стереотип о большей жизнерадостности южных народов? Ведь, как мы видели в прошлых темах, именно популяции, живущие в тропическом и субтропическом климате, оказываются наиболее долихоморфными.
     Ответы на большинство поставленных выше вопросов зависят от того, насколько наследственно обусловлены конституциональные признаки.


8.6. Генетические основы

Поскольку сама "норма реакции" определяется генотипом, в основе конституции безусловно лежат наследственные факторы.
     Одной из крайних точек зрения об исключительной роли наследственности в определении конституциональных особенностей как "соматического фатума" организма, является приравнивание конституции к генотипу. Надеемся, что по ходу изложения Вы убедились в ошибочности такого взгляда. Всегда уникальный генотип предоставляет лишь потенциальную возможность развития, реализуясь во взаимодействии с совокупностью негенетических факторов роста.
     Никитюк Б.А. Факторы роста и морфо-функционального созревания организма. М., 1978.Существует масса сведений о том, что монозиготные близнецы, обладающие идентичным генотипом, обычно имеют сходное телосложение. Показатель Хольцингера для соматотипов в целом колеблется в пределах 0,7-0,9. Компоненты тела в отдельности имеют менее жесткую наследственную обусловленность - по разным данным показатель Хольцингера колеблется от 0,25 до 0,80. По итогам исследований детей и подростков установлено, что для мышечного, жирового и костного компонентов значение показателей колеблется с возрастом, но в целом можно заключить, что для признаков, связанных с мягкими тканями (мышечной и особенно жировой) уровень наследственной обусловленности ниже, чем для костной (Никитюк Б.А., 1978).
     Вместе с тем, "степень" наследственной обусловленности конституциональных особенностей все еще изучена недостаточно. Сложность представляет в основном выделение конкретных конституциональных признаков, ведь понятие конституции весьма объемно и признаков для ее характеристики привлекается неимоверное количество. Все же можно разделить их как минимум на три основные группы - морфологические признаки, физиологические и психологические.
     Первую группу составляют морфологические признаки, использующиеся для выделения типов телосложения. Их наследование изучалось, наверное, больше всего. Как выясняется, они наиболее тесно ассоциированы с наследственным фактором по сравнению с двумя другими группами. Однако тип наследования большинства этих признаков нам точно неизвестен, поскольку эти признаки зависят не от одного, а от многих генов. Проще говоря, мы знаем, что вероятность большого роста у детей высокорослых родителей высока, знаем, что это передается с помощью генов, но не знаем механизм этой передачи - какие гены за это отвечают и как они взаимодействуют друг с другом.
     Как мы уже отметили, из всех конституциональных признаков наименее генетически обусловленными, по-видимому, являются параметры, связанные с развитием жирового компонента. Конечно, накопление подкожного жира происходит не только в условиях избытка высококалорийной пищи, но тенденция этой связи уровня питания и жироотложения настолько очевидна, что является скорее закономерностью. А наличие пищи и генетика - вещи разные.
     Физиологические признаки, видимо, несколько слабее обусловлены генетически, чем морфологические. Стоит вспомнить, что и изменчивость их намного выше. В силу огромного качественного разнообразия признаков, объединяемых как физиологические, трудно говорить о них в целом. Очевидно, некоторые из них наследуются с помощью одного гена, для других характерна полигенная наследственность. Некоторые мало зависят от среды и в их проявлении наследственность будет играть значительную роль. Другие же, например частота сердцебиения, зависят от условий среды сильно, и фактор наследственности будет представлять роль скорее определяющей вероятностной силы. На примере с сердцебиением это будет означать, что при определенной наследственности человек будет предрасположен к частому сердцебиению, скажем, в напряженной ситуации. Другой человек в этих условиях будет менее предрасположен к частому сердцебиению. А в каких условиях живет человек и в каких ситуациях он оказывается - от наследственности, конечно, не зависит.

Именно генетические данные позволили установить ряд очевидных генетически обусловленных ассоциаций между морфологией, физиологией и психикой - речь идет о т.н. генетических аномалиях. Для примера рассмотрим некоторые из случаев нарушения числа половых хромосом у человека - ассоциации здесь иногда очевидны (табл. 8.12).

Таблица 8.12. Ассоциации признаков морфологии, физиологии и психики при различных аномалиях числа половых хромосом
Синдром* Очевидные морфологические проявления Уровень половых гормонов Очевидные психическиепроявления
Шершевского-Тернера (X0)(нехватка Y) Морфологически - женщины низкого роста. Тазовый пояс недоразвит. Соматическая половая дифференцировка не завершена. Инфантильное и дисгармоничное развитие. Жироотложение повышено, но топография соответствует гиноидному типу. В целом аномалия проявляется в слабом развитии костного компонента, мышечный и жировой затронуты меньше. Недостаточность по уровню эстрогена. Гонадотропные гормоны повышены. Сглажены черты полового диморфизма. Инфантильные черты.
Трисомия по Х(XXX)(лишняя Х у женщин) Нормальные женщины, способные к деторождению. Соматических аномалий нет. Чаще долихоморфия пропорций, рост выше среднего, жироотложение среднее. Повышение уровня гонадотропинов. Снижение уровня андрогенов. Крайние "женские" черты. Низкая активность и психомоторный статус. Повышенная возбудимость и эмоциональность.
Клайнфельтера(XXY)(лишняя Х у мужчин) Морфологически - мужчины. Первичный мужской гипогонадизм: евнухоидность, слабое развитие вторичных половых признаков, слабое развитие и тонус мускулатуры, тенденция к долихоморфии, недоразвитие диаметров грудной клетки, увеличение тазового диаметра относительно ширины плеч, проявление гиноидных тенденций в топографии жироотложения. Снижение уровня андрогенов. Повышение уровня гонадотропинов. Сглажены черты полового диморфизма. Проявляются "женские" черты. Импульсивность, замкнутость, иногда агрессивность, низкая адаптация, снижение интеллекта.
ХYY(лишняя Y у мужчин) Морфологически - мужчины. Высокорослость, тенденция к долихоморфии. Мускульный тип телосложения. Хорошо развиты вторичные половые признаки. Повышенный уровень тестостерона. Крайние "мужские" черты. Повышенная агрессивность (антисоциальность поведения).

Конституция как явление целостного отражения жизнеспособности человека зависит от наследственности в такой же степени, как и от средовых воздействий, ее различные аспекты получают неодинаковое значение в разных условиях. Сама попытка четко отделить друг от друга внутренние и внешние причины явления представляется весьма проблематичной (по крайней мере, с методической точки зрения).


8.7. Конституция и медицина

8.7.1. Понятие физического развития

Взаимосвязь конституциональных признаков и здоровья является одной из важнейших сторон конституционологии. Число работ на эту тематику велико, хотя практическое применение данных этих исследований встречается нечасто.
     Одним из основных понятий медицинской, или санитарной, конституционологии является понятие физического развития. Изначально это понятие возникло и разрабатывалось для нужд армии и лишь затем перекочевало в работы по ауксологии, медицине, спортивной антропологии и др.
     По определению В.В. Бунака под физическим развитием подразумевается "комплекс свойств организма, определяющий запас его физических сил" (Бунак В.В., 1940).
     П.Н. Башкиров вполне убедительно доказал, что в реальности "запас физических сил" является крайне условным, хотя и применимым на практике понятием (Башкиров П.Н., 1962). В результате исследований было установлено, что физическое развитие человека хорошо описывается соотношением трех параметров тела - веса, длины тела и обхвата груди - то есть признаков, определяющих "структурно-механические свойства" организма. Для оценки этого уровня традиционно применялись индексы, сконструированные из этих параметров (индекс Брока и индекс Пинье), а также весоростовые указатели (индекс Рорера и индекс Кетле) и формулы "идеального" веса. Применение получили метод средних квадратических отклонений и метод построения шкал регрессии. Разработаны и регулярно обновляются стандарты физического развития у детей и подростков. Вспомните, ведь и Вас наверняка обследовали в школе - измеряли рост, вес, динамометрию кисти и другие показатели.
     После заката "эры индексов" исследования в области физического развития в антропологии были несправедливо забыты, но они регулярно возникают в медицинских работах, как правило, выполненных на прежнем методическом уровне.


8.7.2. Телосложение и заболевания - снова говорим только о тенденциях

Оценка физического развития, безусловно, не исчерпывается тремя перечисленными показателями. Большое значение имеют оценки уровня метаболизма, соотношения активного и неактивного компонентов тела, особенности нейроэндокринной, сердечно-сосудистой, дыхательной систем, тонуса скелетной мускулатуры и пр., важен учет показателя биологического возраста (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999. С. 203-207).
     Оценивая комплекс конституциональных признаков, мы можем делать предположения о потенциальной возможности (предрасположенности) к тому или иному заболеванию. Но и не более того - прямой "фатальной" зависимости между типом телосложения и определенным заболеванием нет и быть не может.
     Мы приведем пример конкретного исследования, в котором была установлена связь соотношения комплекса соматических размеров тела с потенциальным риском заболевания ишемической болезни сердца (ИБС). Нами было проведено антропометрическое обследование пациентов кабинета ЭКГ обычной московской поликлиники (Негашева М.А. и др., 2001). В результате статистического анализа результатов было показано, что между группами здоровых и больных ИБС людей существуют вполне отчетливые конституциональные различия. Для мужчин и женщин с ИБС при общей склонности к эндоморфии были выявлены характерные варианты распределения жировой ткани. На основании проведенной работы, обследовав соотношение небольшого числа соматических размеров у потенциального пациента, можно предположить, относится ли он к группе повышенного риска ИБС. Результаты исследования, таким образом, могут служить простым дополнительным диагностическим маркером предрасположенности к этой кардиологической патологии, при условии подтверждения наших результатов повторными наблюдениями (см. Хрестом. 8.9).
     К настоящему времени накоплено большое число сведений о частоте заболеваемости людей с разной морфологической, функциональной и психологической конституцией.
     Так, люди астенического сложения имеет склонность к заболеваниям дыхательной системы - астме, туберкулезу, острым респираторным заболеваниям. Обычно это объясняют "низким запасом физических сил", но вероятнее, это связано просто с меньшей теплоизоляцией организма из-за отсутствия жирового компонента. Кроме этих болезней, астеники более подвержены расстройствам пищеварительной системы - гастритам, язвам желудка и двенадцатиперстной кишки. Это, в свою очередь, обусловлено большей нервозностью астеников, большим риском появления неврозов и, если верить Э. Кречмеру, склонностью к шизофрении. Для астеников характерна гипотония и вегетативная дистония (см. Хрестом. 8.10).
     Пикнический тип, будучи во многом противоположным астеническому, имеет свои риски заболеваний. Прежде всего, это болезни, связанные с повышенным давлением - гипертонией. Это риск ишемической болезни сердца, инсультов, инфаркта миокарда. Сопутствующими болезнями являются сахарный диабет и атеросклероз. Пикники чаще других страдают подагрой, воспалительными болезнями кожи и аллергическими заболеваниями. Возможно, они имеют больший риск заболевания раком.
     Ассоциация мускульного типа с патологиями исследована намного меньше. Возможно, что люди мускульного типа больше подвержены стрессам и связанным с ним болезнями.
     Существенным выводом из исследований медицинской стороны конституции является то, что говорить о "плохих" или "хороших" ее вариантах некорректно. На практике здесь практически не применим мировой масштаб изменчивости. Мы подчеркиваем - положительные или отрицательные качества (риски) тех или иных конституциональных типов проявляются только в определенных условиях среды. Так, вероятность заболеть воспалением легких у человека атлетического телосложения в России намного больше, чем у астеника в Новой Гвинее. А астеник, работая в цветочном магазине или архиве, намного скорее получит аллергию, чем пикник - работая школьным учителем. Астеник будет чувствовать себя у горна сталеплавильного завода или в теплице намного лучше, чем пикник или атлет. Пикник же, в отличие от астеника и атлета - в какой-нибудь конторе, на сидячей работе, в здании с лифтом. Атлет покажет лучшие результаты в спорте или работая грузчиком.
     Вне нашего рассмотрения осталась еще одна особенность конституционной изменчивости - в принципе, все конституциональные типы можно встретить среди любой из расовых, этно-территориальных и иных групп человека. Причем, чем более экстремальными являются экологические условия среды, тем меньше в ней конституциональное разнообразие. Жесткие условия предъявляют жесткие требования к организму. Самые же комфортные условия, тем более, предоставляющие людям некоторые излишества, как в современном европейском городе, позволяют проявляться всему множеству конституциональных типов. Каждый из них находит свое место в мире. Подробнее мы рассмотрим этот - экологический - аспект конституционной изменчивости человека в заключительной теме.


8.8. Резюме

  1. Человеку присущ особый вид изменчивости, отражающий потенциал взаимоотношений организма со средой - конституциональная изменчивость.
  2. Конституциональная изменчивость непрерывна по всем своим параметрам, но существующие конституциональные схемы отражают ее в виде условных дискретных типов и призваны упростить картину непрерывности изменчивости.
  3. Конституциональные различия, помимо прочих причин, имеют реальную генетическую основу. Они обусловлены особенностями хода процесса роста и развития организма, половым диморфизмом и пр.
  4. Внешние проявления конституции являются лишь одной ее стороной. Существуют крайне разнообразные функциональные, главным образом, биохимические конституциональные признаки, которые также можно систематизировать.
  5. Связь психологических признаков с морфологическими и функциональными существует, однако имеет скорее характер тенденции, проявляющейся в крайних (часто патологических) вариантах.
  6. Конституциональные признаки имеют адаптивную ценность, что проявляется также и в неодинаковых рисках заболеваний для разных конституциональных типов в разных условиях.
  7. Не существует вредных и полезных конституций, существуют разные конституции. Положительные или отрицательные качества (риски) тех или иных конституциональных типов проявляются только в определенных условиях среды.


Словарь терминов

  1. Андроморфия
  2. Биохимическая индивидуальность
  3. Брахиморфия
  4. Вектор изменчивости
  5. Гинекоморфия
  6. Долихоморфия
  7. Компоненты тела
  8. Конституциональные признаки
  9. Конституция
  10. Макросомия
  11. Микросомия
  12. Реактивность
  13. Резистентность
  14. Соматотип
  15. Телосложение


Вопросы для самопроверки

  1. Что такое конституция?
  2. Каковы принципы выделения конституциональных типов?
  3. По каким признакам выделяют конституциональные типы?
  4. Какие конституциональные схемы Вы знаете?
  5. По каким принципам можно разделять существующие конституциональные системы?
  6. Какие основные конституциональные типы существуют (общие для разных схем)?
  7. Каков Ваш конституциональный тип (по какой схеме вы его определяете и почему именно по ней)?
  8. Что такое апостериорный и априорный подход в конституционологии?
  9. Существуют ли дискретные конституциональные типы?
  10. В чем заключается концепция биохимической индивидуальности человека?
  11. Как связана конституция с психикой человека?
  12. Как наследуются конституциональные признаки и их комплексы?
  13. Как можно использовать знания о конституции в медицине?


Темы курсовых работ и рефератов

  1. Понятие о конституции человека.
  2. История изучения конституции человека.
  3. Функциональные свойства жирового компонента тела.
  4. Психосоматические конституциональные схемы Э Кречмера и У. Шелдона (заблуждения и реалии).
  5. Соматотип и психические особенности - взаимосвязи и противоречия.
  6. Понятие о физическом развитии (новое и старое в проблеме).
  7. Медицинская конституция.


Список литературы

Обязательная

  1. Бунак В.В. Антропометрия. М., 1941.
  2. Васильев С.В. Основы возрастной и конституциональной антропологии. М., 1996.
  3. Морфология человека / Под ред. Б.А. Никитюка, В.П. Чтецова. М., 1990.
  4. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. М., 1993.
  5. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Тэннер Дж., Барникот Н., Рейнолдс В. Биология человека. М., 1979.
  6. Хрисанфова Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность. М., 1990.
  7. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология: Учебник. 2-е изд. М., 1999.

Рекомендуемая и цитированная

  1. Антропология: Хрестоматия. М., 1997.
  2. Башкиров П.Н. Учение о физическом развитии. М., 1962.
  3. Бунак В.В. Методика антропометрических исследований. М., 1931.
  4. Бунак В.В. Нормальные конституциональные типы в свете данных о корреляции отдельных признаков // Ученые записки МГУ. Вып. 34. М., 1940.
  5. Галант И.Б. Новая схема конституционных типов женщин // Казанский медицинский журнал. № 5. Казань, 1927.
  6. Дерябин В.Е. Изучение изменчивости величины и топографии подкожного жироотложения у человека методом главных компонент // Биометрические аспекты изучения целостности организма. М., 1987. С. 29-41.
  7. Дерябин В.Е. Морфологическая типология мужчин и женщин // Автореферат дис. … док. биол. наук. М., 1993.
  8. Клиорин А.И., Чтецов В.П. Биологические проблемы учения о конституции человека. Л., 1979.
  9. Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 1995
  10. Негашева М.А. Морфологическая типология лица у мужчин и женщин в связи с конституциональной принадлежностью // Автореферат дис. … канд. биол. наук. М., 1996.
  11. Негашева М.А., Богатенков Д.В., Глащенкова И.А., Дробышевский С.В. Мегаполис и особенности соматотипа как факторы повышенного риска ишемической болезни сердца // Профилактика заболеваний и укрепление здоровье. № 1. М., 2001. С. 32-37.
  12. Никитюк Б.А. Факторы роста и морфо-функционального созревания организма. М., 1978.
  13. Пенде Н. Недостаточность конституции. М. 1930.
  14. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979.
  15. Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность. М., 1960.
  16. Штефко В.Г., Островский А.Д. Схемы клинической диагностики конституционных типов. М., 1929.
  17. Harrison G.A., Tanner J.M., Pilbeam D.R., Baker P.T. Human Bilology (3-d edition). Oxford. 1992.
  18. Heath B., Carter L. A modified somatotype method // American journal of physical anthropology. Vol. 27. 1967. P. 54-74.
  19. Sheldon W.D., Dupertos C.W., McDermott E. Atlas of men. New York, 1954.
  20. Sheldon W.D., Stevens S.S. The varieties of human temperament. New York, 1942.
  21. Sheldon W.D., Tucker W.B. The varieties of human physique. New York, 1940.
  22. Skerly B., Brozek J., Hunt E. Subcutaneous fat and ade changes in body form in women // American journal of physical anthropology. Vol. 11. 1953.
  23. Tanner J.M. Physique, character and disease: a contemporary appraisal // Lancet. Vol. 2. 1956. P. 635-637.
  24. Viola G. Il mio metodo di valutazione della constituzione individuale // Endocrinologia patologia costituzionale. Vol. 12. 1936.